Казахстанские новости

Родственики умершей пациентки считают, что разрыв легких у нее произошел по вине анестезиолога (22.07.2016, 12:39), просмотров: 1491

Родственики умершей пациентки считают, что разрыв легких у нее произошел по вине анестезиолога Жительнице Усть-Каменогорска Жанат Жумекеневой недавно исполнилось 44 года. Молодую и полную сил женщину в середине мая стало беспокоить состояние ее здоровья. Уже через неделю она оказалась на операционном столе: врачи рекомендовали удалить небольшое образование в яичнике, чтобы определить его характер. Стандартная для областного онкологического диспансера операция обернулась трагедией. У Жанат — внезапный разрыв обоих легких. Остановка дыхания и сердцебиения. Реанимация. Кома. Больше месяца сын Жанат Жумекеневой не отходил от матери, до последнего отказываясь верить в неотвратимый исход. 27 июня ее не стало.

Теперь молодой человек твердо намерен добиться наказания для единственного человека, которого он считает виновным в ее смерти, сообщает корреспондент YK-news.kz.

Летальный отёк

В последнее время Жанат, ее супруг и сын жили в Алматы. Но официально они все еще являются восточноказахстанцами. Когда стало известно, что в организме женщины появилась опухоль, ее любимые мужчины не раздумывали ни минуты.

— Через день после обследования мы все втроем приехали в Усть-Каменогорск, — вспоминает сын Жанат Айдар. — Мы очень берегли маму и не хотели медлить. Она сдала все необходимые анализы, прошла обследования, ее готовили к операции. Мама, как и любой человек, оказавшись в больничной палате, немного нервничала. Но никто не думал, что она может не вернуться из операционной. Мы рассчитывали дней через десять возвратиться в Алматы: я — на работу, а она — к домашним делам. В последнее время мама вела хозяйство, ухаживала за нами с папой. Часто повторяла, что ждет не дождется, когда я женюсь, чтобы понянчить внуков.

К сожалению, увидеть внуков Жанат уже не удастся. Операция по удалению новообразования приняла неожиданный и трагический оборот.

— Мы с папой ждали в коридоре, пока маму оперировали, — восстанавливает события 25 мая 2016 года Айдар Жумекенев. — Нас предупреждали, что вмешательство займет около часа. Стало ясно, что что-то пошло не так, когда примерно через полчаса после начала операции по коридору забегали врачи. Они не отвечали на наши вопросы, но мы поняли, что они ищут какое-то оборудование и специалистов. С мамой явно что-то было не так.

В этом близкие смогли убедиться через несколько часов, когда врачи пригласили их на консилиум.

— Когда я увидел маму, то просто оторопел, — рассказывает свою версию событий молодой человек. — Ее рука была толщиной с мою ногу! Все тело представляло собой один сплошной отек.

Уже позже родным пациентки объяснили, что во время операции у Жанат произошел разрыв обоих легких, и воздух буквально раздул ее тело изнутри. Из-за остановки сердца врачам пришлось проводить получасовую реанимацию. В результате докторам удалось "завести" его снова, вот только мозг женщины не смог перенести длительное отсутствие кислорода. Жанат впала в кому.

— Я не отходил от мамы ни на шаг, мне пришлось даже уволиться с работы, — говорит Айдар. — Транспортировать ее в таком состоянии в другую больницу было невозможно. А в онкологическом диспансере, казалось, и не старались поставить маму на ноги. Мы настояли на МРТ и других обследованиях, провели их за свой счет, сами купили противопролежневый матрас, лекарства, даже воду!

Но все усилия оказались тщетны. Ночью 27 июня врачи констатировали смерть Жанат Жумекеневой. Отказали жизненно важные органы. Айдар решил во что бы то ни стало добиться наказания для виновных в ее смерти.

— Я не намерен пускать ситуацию на самотек, — поясняет мужчина. — Мама доверилась врачам, легла на операционный стол. Я считаю, что в случившемся виновата анестезиолог, которая регулировала подачу воздуха для искусственной вентиляции легких во время операции. Возможно, она вышла из операционной или отвлеклась от приборов и не смогла вовремя среагировать на показания. А может, и вовсе неправильно настроила оборудование. Как еще можно объяснить, что у человека лопнули легкие?

Претензии обоснованны


Еще в середине июня Айдар Жумекенев обратился во все возможные инстанции с просьбой проверить правильность действий медиков во время операции. Заключение ему удалось получить, только когда матери уже не стало. Мужчина передал в распоряжение редакции копию отчета комиссии департамента контроля медицинской и фармацевтической деятельности по ВКО.

"Считаем смерть Жумекеневой Ж. А. предотвратимой, Ваше обращение в отношении осложнения, возникшего в ходе анестезиологического пособия, обоснованным", — ответили в профильном ведомстве Айдару.

Все собранные материалы представители департамента передали в ДВД ВКО. Написал заявление в полицию и сам мужчина.

— Начато досудебное производство по статье "Ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским или фармацевтическим работником, повлекшее по неосторожности смерть человека", — подтвердили в пресс-службе департамента внутренних дел.

Если вина анестезиолога будет доказана в суде, то ей грозит лишение свободы на срок от трех до семи лет.

В онкологическом диспансере провели свое служебное расследование.

— Мы проверили действия врачей во время операции, опросили всех участников, изучили документы, — прокомментировал главный врач учреждения Жомарт Кенжалин. — Оснований для отстранения анестезиолога, участвовавшего в операции, нет. В дальнейшем будут разбираться правоохранительные органы.

Что касается расходов, которые понесли близкие Жанат Жумекеневой, в департаменте контроля медицинской и фармацевтической деятельности по ВКО объяснили, что нарушений со стороны медиков нет. Родственники добровольно приобретали медикаменты - они не включены в лекарственный формуляр онкологического диспансера, потому что не применяются при лечении рака.

Препараты для питания и питьевая вода не входят в список лекарственных средств и не могут закупаться за счет средств диспансера. Противопролежневый матрас для Жанат ее родным предложили, но они купили другой, с воздушным наполнителем. МРТ по квоте могли организовать через неделю после операции, но близкие пациентки предпочли платное обследование в срочном порядке. Все эти факты отразил в объяснительной для департамента фармконтроля главврач диспансера.

Кто виноват?

После смерти матери Айдар Жумекенев настоял на проведении вскрытия.

— В ту же ночь мне подсунули какую-то бумагу и сказали подписать ее, — рассказывает свою версию событий молодой человек. — Она была заполнена только на казахском языке. Я не владею им в совершенстве, поэтому переспросил, что в документе. Мне ответили, что это формальность и нужно подписать. Но я юрист по образованию и просто так ничего не подписываю. Я отложил бумагу в сторону. И только потом выяснил: в ней значилось, что я, как член семьи, отказываюсь от вскрытия тела по религиозным причинам. Думаю, это была отчаянная попытка скрыть следы врачебной ошибки, из-за которой умерла моя мама.

Патологоанатомическое исследование все же провели. Семья Жанат Жумекеневой предоставила редакции его результаты.

"Смерть больной наступила от постреанимационной болезни, явившейся осложнением баротравмы (физическое повреждение органов, вызванное разницей давлений между внешней средой и внутренними полостями, — прим. автора) с разрывом ткани легких и развитием двухстороннего пневмоторакса (скопление воздуха в полости вокруг легких — прим. автора), возникших при проведении ИВЛ (искусственной вентиляции легких — прим. автора) во время операции.

При проведении аутопсии и гистологического исследования легких признаков буллезного заболевания (болезнь, сопровождающаяся аномальным увеличением легких, вызванным появлением в них воздушных пузырей, — прим. автора), указанного в клиническом диагнозе, а также других заболеваний легких и воздухоносных путей не обнаружено. Данная патология расценивается как ятрогения (изменения здоровья пациента к худшему, вызванные неосторожным действием или словом врача, — прим. автора) первой категории", говорится в заключении патологоанатома.

"Мы думали, это аллергия"

Корреспонденту YK-news.kz удалось поговорить и с врачом, которого подозревают в ненадлежащем исполнении обязанностей, повлекшем смерть пациента.

— Я понимаю состояние родственников, — прокомментировала анестезиолог, пожелавшая не называть своего имени. — Я пыталась объяснить им, что моей вины в случившемся нет. Все в операционной действовали по правилам. Если бы я ошиблась с дозой, то все случилось бы сразу, а не через 40 минут. К сожалению, в этой операционной установлен не столь современный аппарат ИВЛ. Поэтому изменения мы заметили, только когда начался отек.

Сначала мы думали, что это аллергическая реакция. Спустя минуту — полторы стало понятно, что нет. Мы начали реанимационные мероприятия, нам удалось "завести" сердце. Легкие тоже раскрылись. Но, к сожалению, спасти пациентку не удалось. Я и мои коллеги с многолетним стажем такого прежде не видели, хотя в онкологическом диспансере насмотришься всякого. Думаю, что у больной была патология легких. Еще перед операцией я наблюдала кашель, предлагала другие варианты обезболивания, например эпидуральную анестезию (метод, при котором лекарственные препараты вводятся в позвоночный столб через катетер, — прим. автора). Пациентка отказалась, ее подпись есть в соответствующих документах.

Однако родные Жанат сомневаются в правдивости слов врачей.

— Я все время находился рядом с мамой, она без меня вообще документов не подписывает никогда, — заверяет Айдар. — А тут столь серьезный вопрос. Уверен, что она бы посоветовалась со мной. Никакой другой анестезии ей не предлагали. Проблем с легкими у нее не было. Максимум — банальная простуда. Да и вскрытие показало, что легкие чистые. Думаю, версия доктора — это лишь попытка замести следы. На мои вопросы после операции отвечали все, кроме анестезиолога, она просто молчала и избегала контакта. Ничто не вернет мне маму, папе — любимую жену.

***


Следствие по факту смерти Жанат Жумекеневой продолжается. Айдар говорит, что не хочет никакой материальной компенсации:

— Я просто требую справедливого наказания для некомпетентного врача. Иначе к нему на операционный стол попадут еще чьи-то мамы и папы.

Комментарий специалиста


Чтобы понять, что могло произойти за дверями операционной, мы обратились к опытным специалистам в сфере анестезиологии и реаниматологии.

— Необязательно такой исход мог быть вызван ошибкой врача, — комментирует ассистент кафедры анестезиологии и реаниматологии факультета последипломного образования АО "Медицинский университет Астана" Эльнара Гурбанова. — Вариант, что анестезиолог вышла из операционной или отвернулась от аппарата, очень маловероятен, потому что подобные изменения не происходят за несколько секунд. К разрыву легких при искусственной вентиляции, помимо ошибки врача, может привести неисправность аппаратуры или заболевание легких, которое не выявляется при стандартной предоперационной флюорографии. Чтобы делать выводы по конкретному случаю, нужно владеть полной информацией о состоянии пациента и действиях врача.

Зарина Жумагалиева
yk-news.kz


Последние новости:



Комментарии:



Для того чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь и войдите на сайт под своим именем.

Если Вы уже регистрировались то просто войдите на сайт под своим именем.


Ratnik  (22.07.2016, 19:18)

Молодец парень,сколько было и будет смертей от халатности так называемых "врачей"!Нужно судить за смерть пациентов,тем более в стенах лечебного учреждения!А профессионально скрыть следы преступления "доктора"могут!!!Соболезнование семье УБИ ...

Ещё новости

Как должна звучать ...
Казахская интеллигенция и молодежь Шымкента...
Супруги погибших по...
Вдовам погибших полицейских суд отказал в вып...

"ОРЛАН" Ломбард

Предлагает:
Ломбард "ОРЛАН", от...
ул. Суворова, 4 Тел: 8(7182) 548013 Режим раб...
Ломбард "ОРЛАН", от...
Открытие нового отделения! Скоро!

Фото объявления

1-спальная

1-спальная

кровать детская для ...
Медведь белый большой

Медведь белый ...

Медведь белый. В платье с бантом. ...
Приспособление  для рассухаривания  клапанов.

Приспособление ...

Состояние - б/у. Производство ...
Реклама на сайтеКонтактыНаши клиенты     Статистика
сейчас на сайте 121 чел.
© 2006-2016 ТОО"Электронный город"
    Дизайн Алексенко А.