Городские новости

Попытка – не пытка (08.04.2011, 14:43), просмотров: 2507

Попытка – не пытка В здании УВД на Ленина, 55 подозреваемых приковывали наручниками и пытали током. С начала нынешнего года  судьи вынесли уже второй приговор по обвинению стражей порядка в том, что уже экс-полицейские буквально выбивают показания из задержанных.

Факты истязаний Фемида посчитала доказанными, а бывших работников правоохранительных органов признали виновными – в превышении власти и должностных полномочий. Однако до суда эти уголовные дела прошлых лет дошли не сразу.

Летом 2009 года ко мне, как к журналисту, за помощью обратился павлодарец, пострадавший от пыток – так он утверждал. Мужчина несколько раз менял время и место встречи, опасаясь преследования полиции. Ранее судимый, на вид лет тридцати, на лице синяки, ухо отбито. В разговоре сразу заявил, что боится за свою жизнь. Днем ранее его поймали с поличным на краже мобильного телефона в одном из торговых домов. Этого он не отрицал – что было, то было. На допросе в УВД в воровстве сознался. Однако у находившихся в кабинете полицейских были другие планы.

Как установило следствие, «двое оперуполномоченных для улучшения показателей раскрываемости в период с 13 до 20 часов по очереди, с применением физического насилия, подвергли потерпевшего избиению, чтобы получить показания. Пристегнули наручниками к стулу, наносили удары по ушам, били вешалкой-плечиками по груди и голове так, что вешалка сломалась. Также надевали на голову пакет, заставляли отжиматься и приседать, избивали».

Так мужчина превратился из подозреваемого в потерпевшего. Около полуночи его вывезли в частный дом по улице Чокина, – там мучителей было уже трое, – и приковали к батарее. К утру ему удалось освободиться и сбежать. Улики – две пары наручников – потерпевший предъявил во время интервью. Я посоветовала мужчине обратиться в прокуратуру. После его заявления началось следствие, а затем дело передали в суд. На скамье подсудимых оказался капитан полиции, который находился в частном доме в ту злополучную ночь.

Однако первое же заседание было отложено – потерпевший пропал. Спустя год капитану пришлось потесниться, обвиняемых стало уже трое, а потерпевший отказался от своих первоначальных показаний: мол, телесные повреждения ему наносили другие полицейские, а кто – он не вспомнит уже, был «под кайфом». В этот раз с журналистами общаться он почему-то не захотел. Назначили психологическую экспертизу, которая, впрочем, была отложена по уважительной причине – потерпевший внезапно скончался.

31-летний экс-полицейский заявил прессе, что никаких дел с потерпевшим иметь не мог. Трудился в УВД в отделе по раскрытию преступлений против личности, а не в имущественном, где расследуют кражи:
– Меня незаконно закрыли – я под стражей находился 9 месяцев и под подпиской о невыезде уже полтора года, – сетует он. – До капитана дослужился и ни за что потерял работу! Потерпевший сам сказал, что я не виноват. Что он, якобы, находился в состоянии наркотического опьянения, ну, и оговорил нас.

Впрочем, бывших блюстителей закона признали виновными по части 4-й статьи 308 УК РК. Судья городского суда №2 Нурмахан Ильясов огласил решение: двоих подсудимых приговорили к четырем годам в колонии общего режима, их коллегу – к трем. Также после отбытия срока в течение трех лет им запретили занимать любые должности в госорганах, к тому же лишили специальных званий: капитана полиции, старшего и младшего лейтенантов.

Дополнительно вынесли частное постановление. В соответствии со статьей 189 части 1 УК РК суд обнаружил признаки преступления при разбирательстве уголовного дела. К сведению прокуроров, одного из свидетелей необходимо привлечь к уголовной ответственности – за заведомо ложный донос и показания. Надзорников обязали в месячный срок разобраться.

По мнению адвоката одного из подсудимых, Карлыгаш Джамалидентовой, это судебное решение – не окончательное. Впереди – апелляция:
– Естественно, в первую очередь мы ознакомимся с протоколом судебных заседаний и потом будем обжаловать вердикт. Мы с ним не согласны. Я просила признать недопустимым доказательством неподписанное постановление об определении подсудности. Сотрудником областной прокуратуры оно не было подписано.

Протокол осмотра места происшествия тоже составлен с нарушениями, хотя суд говорит, что оно несущественное. И это неподписанное постановление идет в дело, а потом в предварительное следствие! Между тем, в ходе судебного заседания поменялся секретарь. Это все равно, что судья поменялся, он же входит в состав суда.

Рассмотрение уголовного дела должно было начаться заново, но нет. Я считаю, в деле масса нарушений, но наши ходатайства почему-то были отклонены. И самое главное, суд не дал оценку показаниям потерпевшего, когда он в ходе судебного заседания сказал, что вообще отказывается от обвинения в отношении этих трех лиц. Судом не было доказано, что именно эти люди совершили преступление.

Получается, сомнений в том, что сами пытки были, ни у кого нет. Но кто именно превышал полномочия с помощью пакета, вешалки и наручников – сказать наверняка сложно. Потерпевшего нет в живых, а точно знал своих мучителей в лицо только он.

Случай с применением электротока для улучшения показателей – и вовсе почти архивный, десятилетней давности. Прокуроры рассказывают, что оперуполномоченный уголовного розыска вместе с коллегой подбросили потерпевшему патроны. По материалам дела, во время допроса в кабинете блюстители закона принуждали задержанного дать показания по угнанным машинам.

Не добившись признаний, стали пытать током при помощи специального аппарата. Не выдержав истязаний, «подозреваемый» сознался во всем, о чем «просили». Один из мучителей уже отсидел пять лет по этому факту. Его напарник долгие годы скрывался, потом явился с повинной и оказался на скамье подсудимых. Отпираться и не думал.

Государственный обвинитель Лашин Баймагамбетова потребовала наказания в соответствии с санкцией статей обвинения – «превышение власти, служебный подлог, похищение документов и заведомо незаконное задержание»:
– Являясь должностным лицом, подсудимый совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий, с применением насилия, повлекшие существенное нарушение прав и интересов граждан, в частности, потерпевшего. Окончательно к отбытию назначить 7 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с лишением занимать определенные должности на 3 года.

У потерпевшего обида на пытавших уже поутихла. Он попросил суд не назначать бывшему полицейскому слишком строгое наказание. На вопрос судьи – условный срок или все же лишение свободы – ответил, что посадить все-таки нужно. А сторона защиты  потребовала вовсе прекратить уголовное преследование и освободить обвиняемого по амнистии. Давно, мол, дело было, в силу вступили другие редакции статей. В итоге, в начале этого года вынесли вердикт. По совокупности – пять лет тюрьмы с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 2 года.

Интересна такая деталь: когда сотрудник полиции приступил к работе, генератор переменного тока якобы уже находился в его кабинете. Однако ни для каких служебных нужд применяться агрегат не мог – документы им не сшивают, печати не ставят, звукозапись показаний не осуществляют.

Как показала экспертиза, этот механизм является составляющей частью магометра и применяется в электроэнергетике. На момент проведения технических исследований находился в рабочем состоянии. Максимальное напряжение при эксперименте зафиксировано в 230 вольт.

– Ни ток, ни вешалка, ни наручники не должны применяться полицейскими для получения показаний! – считает адвокат, председатель общественного объединения «Комитет по мониторингу уголовной реформы и правам человека» Светлана Ковлягина. – Даже применение наручников строго регламентировано. Есть международная Конвенция ООН против пыток, и не надо изобретать велосипед. Там все четко и ясно прописано.

Согласно Конвенции, пытка – это любое умышленное действие, которое причиняет сильную боль, физические или нравственные страдания, для получения сведений или признаний, а также в качестве наказания или запугивания. В международном документе указано: от того, что эти действия совершены государственным, должностным или официальным лицом либо с его молчаливого согласия, пытка не перестает быть пыткой. И никакие исключительные обстоятельства – будь то война или приказ начальника, не могут служить оправданием. 

– По новому закону, уже вступившему в силу, за пытки есть статья – 141-я прим. 1, – объясняет Светлана Романовна. – В прежней редакции уголовного кодекса – 347-1, с теми же санкциями – от штрафа до 10 лет за решеткой. Впрочем, случаев, когда она применялась, единицы. Общая картина такая – у нас в Казахстане пыток нет.

В основном, все, кто мог быть наказан по ней, получили срок по 307-ой или 308-ой статьям – за злоупотребление, превышение власти или должностных полномочий. Судя по павлодарским делам, в одном случае невиновного человека «просили» признаться в серии краж, в другом – дать показания по угнанным машинам. То есть, иными словами, должностные лица, прикрепляя контакты к телу жертвы, чтобы пропустить электроток и получить в итоге нужные показания, – просто превысили власть? Значит, такие полномочия, например, как бить людей вешалкой – у них были, но они их немного превысили? Это абсурд.

По примечанию новой «пыточной» статьи 141-1, хотя она и соответствует требованиям Конвенции ООН, тоже есть вопросы. «Не признаются пыткой физические и психические страдания, причиненные в результате законных действий должностных лиц». Понятно, что при задержании преступник может оказать сопротивление, и тогда силовые приемы законны. Или содержание под стражей – дело малоприятное и, как пить дать, может принести психические страдания, но – правомерное. 

Сами стражи порядка, правда, в неофициальных разговорах, видят корень зла в системе отчетности по раскрываемости преступлений. Любой «висяк» или «глухарь» сильно портит показатели – отдела, управления, города и области в целом. Пару лет назад министр МВД, будучи с визитом в Павлодарской области, отметил, что нужно обратить внимание на укрытые от учета деяния – следовательно, направить силы на то, чтобы отчетность по раскрываемости была.

Между тем, и сегодня ситуация по отчетным показателям не изменилась. Эта оценка – насколько улучшены проценты по позициям по сравнению с прошлым периодом – остается главенствующей в системе органов внутренних дел. Хотя основной критерий, отмечают сами блюстители закона – безопасность граждан и правопорядок.

Объявленный поэтапный переход на международные полицейские стандарты, предполагающий полный отказ от общего показателя раскрываемости, затянулся. А этим, судя по разбирательствам в судах, и пользуются некоторые нерадивые сотрудники органов внутренних дел, позорящие честь мундира и бросающие тень на остальных – бравых защитников правопорядка.

Тут впору вспомнить бородатый анекдот. В зале судебного заседания судья допрашивает бывшего стража порядка: «Ответчик! Хватит вилять! Отвечайте четко «да» или «нет». В вашем участке уже перестали бить задержанных ногами?»

Ирина КОВАЛЁВА


Последние новости:



Комментарии:


Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?



Для того чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь и войдите на сайт под своим именем.

Если Вы уже регистрировались то просто войдите на сайт под своим именем.



Ещё новости

Выпускники интеллек...
В Павлодаре большинство выпускников интелле...
Через несколько дне...
Специалисты департамента охраны общественно...

Крендель, банкет-холл

Предлагает:
Главные события Ваш...
1. Различные варианты зонирования при помощи опуск...

Фото объявления

Крупной организации требуется сотрудники

Крупной ...

Оптовая организация открыла ...
Продам дом

Продам дом

17 000 000тн. Кутузова 280. ...
Региональный представитель

Региональный ...

Требования: 30-50 лет Ср/спец, ...
Реклама на сайтеКонтактыНаши клиенты     Статистика
сейчас на сайте 139 чел.
© 2006-2018 ТОО"Электронный город"
    Дизайн Алексенко А.