Городские новости

Камень течь не может (28.10.2010, 19:55), просмотров: 5905

Камень течь не может В редакцию газеты "Наша жизнь" стали обращаться читатели, обеспокоенные недавней аварией на алюминиевом заводе в Венгрии. Ее масштабы и последствия таковы, что заставили задуматься о возможности такого бедствия, но уже у нас, в Павлодаре, одним из градообразующих предприятий которого является гигант индустрии Казахстана - алюминиевый завод.

Чтобы разобраться в этом злободневном и жизненно важном вопросе, журналист газеты "Наша Жизнь" встретился со специалистами и увидел все своими глазами.

Халатность или теракт?

Но вначале напомним, что случилось в венгерском городе Айка (по информации зарубежных СМИ): авария случилась в начале октября, отходы производства алюминия, так называемый "красный шлам", из специального отстойника прорвались и залили вначале близлежащий населенный пункт, а затем попали в реку. Окончательной версии причин прорыва дамбы пока нет.

Специалисты предположили, что речь может идти как о вопиющей халатности работников, долгое время не следивших за соблюдением технологии, из-за чего шламонакопитель переполнился до отказа. А, может, его владельцы не спешили строить новый, так как это связано с большими капитальными вложениями. То ли вообще речь идет о теракте - местные жители упоминали о некоем взрыве, снесшем часть дамбы.

Однако уже сейчас сошлись в одном: венгерский шламонакопитель в таком плачевном состоянии, что нужно ждать еще одной аварии и очередного выплеска ядовитого вещества. Поэтому местные власти в спешном порядке строят земляные преграды на пути смертоносного потока, чтобы еще одна порция "красного шлама" не попала в окружающую среду. Авария на этом заводе привела к еще одному результату - его национализации. Собственник, который довел завод до катастрофы, потерял на него все права.

В свете этой мрачной картины, по масштабности соперничающей с апрельской аварией на нефтяной вышке в Мексиканском заливе, наверное, каждый житель Павлодара задался вполне закономерным и оправданным вопросом: а не ожидает ли нас что-либо подобное?

Окаменевший шлам

Следуя народной мудрости - лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, мы решили проверить, насколько реальна такая опасность. Руководство ПАЗа, нужно отдать им должное, скрывать ничего не стало, предоставив как информацию, так и возможность увидеть шламонакопители собственными глазами и оценить безопасность этих сооружений. Чтобы читатели могли сами сделать для себя выводы, расскажу обо всем, что узнала из разных источников, более подробно.

Главный металлург завода Амантай Рахимжанович Сабитов начал с теоретических выкладок, без которых понять особенности производства алюминия было бы невозможно. Чтобы донести суть различий в его производстве у нас и в Европе, остановлюсь лишь на главных, на мой взгляд, моментах. Здесь нужно вспомнить школьную программу: алюминий считается самым распространенным на Земле металлом, но доля его содержания в различных месторождениях разная, как и химический состав самих алюминийсодержащих руд.



Наши казахстанские бокситы – имеют очень невысокое содержание алюминия, в их составе не более шести-восьми процентов, и высокое содержание кремния. Поэтому еще советскими специалистами, нередко работавшим по пословице «голь на выдумку хитра», был придуман уникальный, не применяющийся более нигде, способ переработки низкосортных бокситов в глинозем - промежуточное сырье для извлечения алюминия.

По сути, у нас обогащение руды проходит дважды, за счет чего отходы производства, то есть то, что осталось после извлечения алюминия, имеет вид пескообразной массы и особые свойства. Пожалуй, главное из них – высокая способность к затвердеванию.

- Производство глинозема в Венгрии основано на «мокром» процессе Байера, - рассказывает главный металлург ПАЗа, - отходами которого является так называемый «красный шлам» Он очень текучий и обладает малой цементируемостью, что создает главные трудности при складировании и хранении отходов. У нас же этот шлам идет на еще один цикл переработки методом спекания, чтобы по максимуму извлечь содержащийся в нем алюминий.

Поэтому наш шлам – это пескообразный материал, на 60 процентов состоящий из соединений кальция – силикатов, обладающих прекрасными цементирующими свойствами, на 30 процентов – это гематиты, остальное – оксиды кремния, соединения алюминия. Вода, с помощью которой шлам доставляется на шламонакопитель по трубам, возвращается на завод для повторного использования.

Сам шлам, доставленный на место хранения, быстро оседает, его разравнивают и уплотняют, создавая борта накопителя. На сегодняшний день мы используем вторую очередь шламонакопителя и строится третья. Проектные возможности второго шламонакопителя позволяют его эксплуатацию еще несколько лет, но в прошлом году мы начали строительство третьей очереди, так как намывать шламонакопитель в высоту не очень целесообразно из-за больших энергозатрат. Да и объемы производства у нас постоянно растут, поэтому мы должны работать «с запасом» прочности.

Отвальный шлам не пожароопасен, не взрывоопасен, не радиоактивен, его можно хранить в естественных условиях. Более того – это прекрасный строительный материал. В советское время уже отработанную первую очередь шламонакопителя мы начали рекультивировать, омичи брали шлам для строительства дорог. Так нам приходилось его взрывать, никаким другим способом его «не возьмешь», он очень твердый.

Сейчас к нам тоже обращаются различные компании, желающие его использовать (из него получается прекрасная тротуарная плитка, кирпич и многое другое). Мы только рады, отдадим за бесценок, но вот в чем проблема: для этого требуется разрешение правительства, таково наше законодательство. И все потенциальные покупатели куда-то пропадают. Мы сами используем его для строительства бортов третьей очереди шламонакопителя, отсыпку дорог внутри нашей территории.

- Значит, аварии, подобной венгерской, у нас произойти не может? Никакой шлам на город не выльется и Иртыш не загрязнит?
- Нет, не может! Во-первых, шламонакопитель находится в 10 километрах от жилой зоны и в 15 от реки. Во-вторых, прорвать такую дамбу, как у нас, вряд ли получится, даже если кому-то захочется. В-третьих, шламонакопители находятся в естественной низине, на город стока в любом случае не будет.

В-четвертых, ядовитых свойств наш шлам не имеет. Шламонакопитель ПАЗа имеет четвертый класс опасности, это предпоследний перед пятым – безопасным для экологии. Контроль за ним ведется ежедневный, никакого перелива быть просто не может.

Даже весной, когда происходит обильное таяние снега, мы просто увеличиваем откачку воды из шламоотвала. Все, что попадает в дренажные канавы вокруг накопителя, мы тоже закачиваем наверх. Кроме того, для предотвращения загрязнения подземных вод при строительстве этого сооружения делается «стена в грунте» из глины, которая нижним краем «упирается» в естественный пласт глины.

Таким образом, из шламонакопителя в водоносные слои ничего не попадает. К тому же, со временем шлам цементируется, превращаясь в монолитный камень, который ничего не пропускает. Ни разу за время работы ПАЗа никаких аварийных «переливов» не происходило.

Пейзаж с лебедями

Чтобы убедиться в справедливости слов главного металлурга ПАЗа, мы, в сопровождении работников ПАЗа, отправились осматривать шламонакопители. Действительно ли они настолько безопасны?
Пожалуй, первое, что бросилось мне в глаза - цвет этих гидротехнических сооружений. Из репортажей с места экологической катастрофы в Венгрии и названия этого ядовитого вещества – «красный шлам», я предполагала, что увижу пейзаж с рыжими или терракотовыми пирамидами, наполненными жидкостью цвета глины.



Однако ничего подобного в действительности не оказалось: откосы отстойников были серыми. Более того: переливаться и прорывать дамбу здесь оказалось нечему. Площадь озерка (вполне обычного для воды стального цвета) наверху усеченной пирамиды сооружения оказалась более чем вдвое меньше площади всего шламонакопителя.

Он имел высоту метров 50, забираться на него пришлось на ГАЗ-66-м по проложенной по краю террасы дороге. В плоское углубление наверху из трубы выливался жидкий шлам - отходы производства глинозема. При этом никакого неприятного или другого резкого химического запаха я не ощутила. И даже не обратила на это внимания, только потом, анализируя свои впечатления, я отметила этот факт. Тут же работала тяжелая техника, отгребающая от края озерка серый влажный песок к краю дамбы, до которого было метров сто «пляжа».

Даже если представить, что никто за сооружением следить не будет, а непрерывная откачка воды прекратится, то переполниться оно может, наверное, через несколько недель. Кстати, перед действующим шламонакопителем возвышался уже закрытый – первая очередь. Его стена не только закрывала вид на город, но и преграждала путь всему, что могло вылиться из второго.

А когда будет пущена третья очередь, между ней и городом окажется уже два массивных препятствия, не считая самого алюминиевого завода.

Конечно, меня уверили, что такого просто не может быть: работают здесь постоянно, откачка происходит непрерывно, ЧС их контролирует. С высоты шламонакопителя хорошо просматривалось строительство третьей очереди. Работа там шла полным ходом, но самый сложный вид работ – установка «стены в грунте» (такую сделали и вокруг ртутного цеха на Химзаводе для локализации загрязнения окружающей среды), уже закончилась.

Поснимав все для подтверждения увиденного, мы уже возвращались на завод, когда на небольшом озерке у подножия первого, уже закрытого шламонакопителя с частично рекультивированной стеной, заметили необычную для наших мест картину: сразу четыре белоснежных лебедя, ничуть не пугаясь грохота проезжающих самосвалов, мирно качались на волнах. Как пояснили работники, пара лебедей живет здесь постоянно, высиживая потомство.

В принципе, уже не было нужды обращаться к экологам за оценкой безопасности окружающей среды. Тем не менее, Э. Лушин, один из старейших работников гидрогеологической экспедиции, десятки лет отслеживающий состояние подземных вод в районе Алюминиевого, подтвердил нам, что «стена в грунте» - работает, и загрязнения водоносных горизонтов не происходит.

Однако на вопрос, откуда же берется «розовый снег» в Павлодаре, беспокоящий многих жителей, мне никто ответить не взялся. Похоже, эта тема для другого репортажа. Что же касается возможности экологической катастрофы на шламонакопителях ПАЗа, подобной венгерской, то с этой стороны павлодарцам ничего не угрожает. Камень течь не может.

Елена Васильченко


Последние новости:



Комментарии:


Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?



Для того чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь и войдите на сайт под своим именем.

Если Вы уже регистрировались то просто войдите на сайт под своим именем.



Ещё новости

Пострадавший в ДТП ...
ДТП произошло в Павлодаре на улице Ак. Сатп...
7 декабря 2016 года...
Впервые в Павлодаре Ирина Хакамада проведёт...

"KENROLL" Оптовый склад

Предлагает:
Уход за лицом и тел...
Обновляющая и осветляющая 3D маска 3 шт. Очищающие...
Все для уборки дома
Имеются средства для уборки дома: Средство для кух...
! Универсальное чис... ! Универсальное чис...
Универсальное чистящее средство «СОДА ЭФФЕКТ» ...

Фото объявления

Торсы

Торсы

торсы мужские Состояние - б/у. ...
запчасти и аксессуары

запчасти и ...

стенд для фото/видеосъемки, зонт ...
3 комнатная квартира, Чернышевского-107

3 комнатная ...

на уч 2 дома с ц/водой и ц/канализ, ...
Реклама на сайтеКонтактыНаши клиенты     Статистика
сейчас на сайте 272 чел.
© 2006-2016 ТОО"Электронный город"
    Дизайн Алексенко А.