Городские новости

Кому нужен такой закон? (13.11.2009, 20:37), просмотров: 1256

Кому нужен такой закон? На пленарном заседании в мажилисе депутаты одобрили в первом чтении проект закона "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам защиты прав граждан на неприкосновенность частной жизни". Это решение сразу же вызвало шквал критики, в первую очередь со стороны журналистов.


Вся пишущая братия в один голос заявила, что данный законопроект, если он будет принят, свяжет их по рукам и ногам и приведет к еще большей закрытости власть имущих. Кроме того, некоторые пункты данного документа идут вразрез с Конституцией. О подводных камнях и течениях скандального законопроекта в интервью нашей газете рассказала СВЕТЛАНА КОВЛЯГИНА, председатель Комитета по мониторингу уголовной реформы и правам человека.

- Светлана Романовна, как вы относитесь к спорному законопроекту?
- Если говорить о плюсах этого законопроекта, то к ним можно отнести то, что вводится уголовная ответственность за фальсификацию материалов сотрудниками органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Проще говоря, оперативники в случае принятия закона могут поплатиться свободой за подтасовку фактов. Другой плюс - то, что полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий материалы в отношении лиц, вина которых в ходе следствия не доказана, должны быть уничтожены в течение шести месяцев после прекращения соответствующего дела. Сейчас вся оперативная информация на конкретное лицо складируется и собирается в одно досье, а в случае принятия нового законопроекта, если лицо оправдано, то все, что до этого было наработано, должно быть уничтожено. Я считаю, это правильно.

Теперь об отрицательных сторонах. В законопроекте есть пункт, запрещающий незаконное собирание сведений о частной жизни лица, составляющих его личную и семейную тайну, без его согласия. Я считаю, что вот это новшество опасно именно для СМИ, когда журналисты проводят собственное расследование. Представьте, если есть информация, что государственный чиновник, проработавший на определенной должности всего год, за это время построил себе особняк, стал ездить на дорогой машине. Разве он даст согласие на то, чтобы журналисты собирали сведения, на какие деньги он все это купил?! Но, тем не менее, это не говорит о том, что общественность не может знать, на какие средства он смог приобрести все это.

- То есть после принятия этого закона такой жанр, как журналистское расследование, может стать незаконным?
- Получается, что так. С другой стороны, Конституция гарантирует каждому право свободно собирать и распространять информацию. Законопроект уже противоречит Конституции.

- А как же тогда принципы свободы слова?
- Часть 1 статьи 142 "О собирании сведений о частной жизни лица, составляющих его личную и семейную тайну", по моему мнению, будет противоречить свободе слова.

- Что, по вашему мнению, вообще входит в понятие "частная жизнь"?
- Частная жизнь - это только то, что касается одного человека и никого при этом не затрагивает. Есть такое утверждение: "Свобода одного человека заканчивается там, где начинается чужая". То же самое и с частной жизнью.

- Часто ли павлодарские журналисты вторгаются в частную жизнь?
- Наши журналисты, как правило, работают корректно, не называя фамилий или изменяя их и указывая на эти изменения. Само слово "тайна" предполагает информацию, известную только узкому кругу людей. На моей практике был только один случай, когда журналисты показали сюжет о том, что ВИЧ-инфицированный укусил сотрудника исправительного учреждения, а так у нас журналисты работают только по обращениям.

Если человек обратился, значит, он готов предложить те сведения, которыми располагает. Это что касается простых граждан. Что касается чиновников, то это должностное лицо, и его описывают не в бытовой ситуации, а в связи со служебной деятельностью. СМИ для того и созданы, чтобы распространять информацию.

- Вам не кажется, что представители власти должны быть более открыты для общественности?
- Конечно. Идя во власть, человек уже должен быть готов к тому, что он будет подвергаться критике. Что его жизнь, в том числе и частная, будет под пристальным наблюдением общественности, журналистов. Он публичный человек. На Западе это нормально. Поэтому наши журналисты и добиваются того, чтобы из уголовного кодекса исключили уголовную ответственность за клевету и за оскорбление.

- Скажите, а как данный законопроект повлияет на деятельность правоохранительных органов, ведь их он касается не меньше, чем журналистов?
- Если сейчас говорить о том, как работают наши правоохранительные органы и как прокуратура реагирует на нарушения с их стороны, то будет неудивительно, что с принятием этого законопроекта полицейские будут продолжать допускать нарушения безнаказанно.

Как они сейчас это делают. Они как руководствовались принципом "для достижения целей все средства хороши", так и будут. Я не думаю, что принятие этого законопроекта сильно повлияет на их работу. Там, где нужно, они будут нарушать и закон об оперативно-розыскной деятельности, и этот закон, если он будет принят. Это моя точка зрения. Не думаю, что при том уровне прокурорского надзора за деятельностью правоохранительных органов закон усложнит работу полицейских.

Сегодня мы говорим о том, что у прокуратуры обвинительный уклон. Надзорный орган занимает позицию обвинительной стороны. У них и у стражей порядка единая цель. Если возбуждено уголовное дело, значит, нужно довести его до суда и добиться обвинительного приговора. И тогда прокуратура закрывает глаза на те нарушения, которые допущены в ходе следствия. Были случаи, когда журналисты находили нарушения, а прокуратура закрывала на это глаза. Даже после предоставления этой информации.

- Комментируя данный законопроект, председатель Союза журналистов Сейтказы Матаев высказал мнение о том, что с принятием этого закона в Казахстане не останется судебных репортеров. Вы согласны с ним?
- Вполне логично. Какой здравомыслящий журналист будет подставлять себя под судебные иски? Если говорить о данной редакции законопроекта, то хотелось бы знать, с какой целью правительство его разработало? Если для того, чтобы усилить защиту прав человека в уголовном процессе, то это хорошо.

Если каким-то образом сюда вводят 142 статью уголовного кодекса с целью заткнуть рот журналистам, то это совсем другое. Мы не знаем точного ответа. Я не знаю, что подразумевается под "незаконным собиранием сведений". Получается, что скоро журналист сможет быть только посредником, то есть передавать полученную от кого-то информацию, а сам собирать ее он больше не сможет. У меня у самой больше вопросов, чем ответов.

- Кому же тогда выгоден этот закон?
- Тем, кто его нарушает. Кому есть что скрывать от общественности. Конечно, этот закон будет выгоден представителям государственной службы, нашим чиновникам. Не всем, конечно, а только тем, кому есть что скрывать. Коррупционные преступления могут совершать только госслужащие. То есть те, кто имеет доступ к определенным общественным благам и бюджетным средствам.

- Какая же может быть борьба с коррупцией, если нельзя будет рассказывать об этом?
- Если будет меньше гласности, с помощью которой можно бороться с коррупцией, то, естественно, это вызовет ее рост.

- А как же акция "Начни с себя" и заявление главы государства о том, что чиновник не должен опасаться вопроса, на что он живет?
- Свои доходы чиновник обязан публиковать. Эти сведения должны быть открытыми. За рубежом это практикуется. Журналист всегда может запросить информацию о доходах чиновника, если располагает определенной информацией. Здесь нет никаких запретов. Тут идет речь только о незаконном собирании сведений. Другое дело, что наши государственные мужи очень болезненно воспринимают критику, которая может звучать со страниц газет, с экранов телевизоров. Если мы признаем наличие каких-то проблем, то как не критиковать то, что есть, с чем нам нужно бороться?

- То есть пока этот закон вызывает больше сомнений, чем одобрений?
- Если мы строим правовое государство, то вновь принимаемые законы не должны быть хуже тех, которые уже существуют. Они не должны ущемлять права и свободы человека, они - наоборот - должны их только расширять, усиливать их защиту, а этот законопроект какой-то половинчатый. Какая на сегодняшний день существует опасность для нашей частной жизни, что она нуждается в защите?! Я считаю, что есть проблемы более серьезные.

К примеру, проблема пыток, проблема жестокого обращения, проблема закрытости наших режимных учреждений. Эти проблемы тоже нужно решать. Но почему-то правительство считает, что нужно решать именно проблему неприкосновенности частной жизни.

То есть с принятием этого законопроекта каждый чиновник теперь может отказать журналисту в информации, сославшись на то, что это нарушает его права. В правовом государстве все законы четкие, а этот законопроект мы читаем и не знаем, какие последствия могут возникнуть после его принятия.

Его можно использовать и интерпретировать как угодно. Это ненормально. Но, с другой стороны, учитывая то, что в законопроекте есть определеннее плюсы, то он, конечно, нужен. Просто его нужно доработать, чтобы он был более предсказуемым.
Мнение журналиста Ольга Воронько, собственный корреспондент республиканской газеты "Время" по Павлодарской области

- Если говорить конкретно о нашей области, где чиновники и так имеют обыкновение скрывать свою личную жизнь, этот законопроект в сущности ничего не изменит. Однако я очень переживаю за партию "Нур Отан" и ее акцию "Начни с себя", в которой они рассказывают о своих дешевых особняках и объясняют, почему они такие дешевые.

Теперь, когда у них такой возможности больше не будет, все сразу начнут думать, что они берут взятки и живут в роскоши. Не далее как на прошлой неделе, давая мне интервью, председатель областного суда Ермек Серикбаев заявил, что карательная практика у нас слишком высокая. Что число карательных приговоров доходит до 55 процентов, тогда как мировая карательная практика - 25 процентов.

Поэтому чиновники, которые раздают миллиардные суммы сомнительным фирмам налево и направо, отделываются только штрафом. Получается, что, если провинился чиновник, то он может избежать тюремного заключения, а журналистов можно сажать. Отсюда и вывод: этот закон пойдет на пользу только чиновникам. Никого не удивит, если президент АО "Алюминий Казахстана" будет ездить на а/м "Тойота Лендкрузер" - это вполне закономерно для руководителя большого частного предприятия, но если такая машина появится у какого-нибудь мелкого госслужащего, это уже вызовет подозрения. Но писать об этом будет уже нельзя.

Они просто будут больше воровать. По моему мнению, законопроект направлен конкретно на журналистов, хотя там и упоминаются и полицейские, и другие структуры. Конечно, не последнюю роль в принятии этого законопроекта сыграло то, что Марата Бекетаева, вице-министра юстиции, сотрудники дорожной полиции задержали пьяным за рулем, и об этом написала пресса. Продвигая этот законопроект, он сослался на соответствующее поручение президента, которое глава государства дал еще в 2007 году. Правда, непонятно, почему он еще тогда его не выполнил?..


Мнение общественников

Тамара Калеева, президент Международного фонда защиты свободы слова "Адил соз":
- Понятие личной и частной жизни в нашем законодательстве и комментариях к нему даны обобщенно и расплывчато. Это и создает почву для того, чтобы любой журналист, который позволяет себе совать нос в частную жизнь чиновников, понес ответственность и даже оказался в тюрьме.

Мы не против неприкосновенности частной жизни, но считаем: в соответствии с теми принципами, которые давно разработаны в международном праве, любой госслужащий, живущий на средства налогоплательщиков, должен быть подотчетен обществу. Любые служебные злоупотребления чиновника так или иначе отражаются на его личной жизни: яхты, лимузины, особняки - не на зарплату же они покупаются!

По-хорошему, этот закон для баланса должен корреспондировать с другими нормативными правовыми актами, касающимися борьбы с коррупцией. А сейчас мы имеем попытку загнать в угол тех журналистов, которые в интересах общества занимаются журналистскими расследованиями, рассказывая о противоправной деятельности госструктур и их работников.


Аскар Шомшеков, директор ОФ "Павлодарский Центр поддержки региональной журналистики":
- Еще совсем недавно в Павлодаре высокопоставленные чиновники инициировали акцию "Начни с себя!". Они рассказывали населению о своем имуществе и размерах не только своих доходов, но и членов семей. Это была реакция государственных служащих на выступление Нурсултана Назарбаева на антикоррупционном форуме, где глава государства заявил, что честным госслужащим не стоит бояться вопроса: "На что живешь?"

Новый законопроект "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам защиты прав граждан на неприкосновенность частной жизни" предусматривает наказание до пяти лет лишения свобод за распространение в СМИ сведений о частной жизни лица.  

Очевидно, что инициаторы проекта, прежде всего, озабочены тайной личной жизни чиновников. Иначе, по примеру развитых демократических стран, в проект закона было бы введено такое понятие как "публичное лицо" и принцип, согласно которому в отношении представителей власти должно допускаться больше, а не меньше критики.

Поэтому, я считаю, что поправки не соответствуют международным стандартам в области свободы слова. Потому как пределы допустимой критики в отношении политиков как таковых шире, чем в отношении частного лица. В отличие от последнего, первый должен проявлять и большую степень терпимости к пристальному вниманию со стороны общества.

Мнение политика

Танирберген Бердонгаров, депутат мажилиса:
- Законопроект и его будущее применение в Казахстане я оцениваю позитивно. Насколько объективно его оценивают журналисты - вопрос их морали. Сложно говорить о какой-то объективности, когда журналистами движут корпоративные интересы: как бы в зарплате не потерять и т.д.

Поэтому все, кто заинтересован в поиске информации о частной жизни других и выставлении ее на всеобщее обозрение, сегодня так сильно переживают. Хотя я очень сомневаюсь, что журналисты готовы публиковать сведения о собственной личной жизни.

Я всегда выступал и выступаю за то, чтобы у публичных политиков все было публичным - доходы, встречи, деятельность. Они должны быть готовы ответить на любой вопрос о своей жизни и работе. Но во всем должна быть мера, некая грань, переступать которую никому не позволено. Эта грань между публичной и частной жизнью проходит по косяку двери в твое жилье. Копаться в частной жизни могут лишь правоохранительные органы, которые наделены этим правом по закону. А задача журналиста и любого гражданина - получать и выдавать объективную проверенную информацию.

Тимур Ермашев


Последние новости:



Комментарии:


Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?



Для того чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь и войдите на сайт под своим именем.

Если Вы уже регистрировались то просто войдите на сайт под своим именем.



Ещё новости

Пострадавший в ДТП ...
ДТП произошло в Павлодаре на улице Ак. Сатп...
7 декабря 2016 года...
Впервые в Павлодаре Ирина Хакамада проведёт...

"Faeton" Автосервис

Предлагает:
Комната клиентов
Если вы решили подождать, пока мы закончим обслужи...
Цех регулировки гео...
Регулировка угла развала и схождения колес.Стенд к...

Фото объявления

Cодержит комплекс антиоксидантов. Идеально ...

Cодержит ...

Cодержит комплекс антиоксидантов. ...
Продам кузов!на Маз 551605 в отличном состоянии! ...

Продам кузов!на ...

Продам кузов!на Маз 551605 в ...
4 комнатная квартира, п.Ленинский-1

4 комнатная ...

4 комнаты+кухня, чистый, светлый и ...
Реклама на сайтеКонтактыНаши клиенты     Статистика
сейчас на сайте 123 чел.
© 2006-2016 ТОО"Электронный город"
    Дизайн Алексенко А.