Городские новости

Золотые фонды дома престарелых (07.07.2009, 11:42), просмотров: 5065

Золотые фонды дома престарелых Негативная информация из приютов, интернатов и прочих богоугодных заведений имеет обыкновение подтверждаться. Поэтому мы решили проверить слух о том, что в ГУ «Дом-интернат для престарелых и инвалидов Павлодарской области» существует некий общественный фонд, формально учрежденный самими же престарелыми и в их же интересах, а на деле предназначенный для отъема денег у стариков.

Неофициальная информация подтверждалась вполне официальным документом — отчетом о посещении дома престарелых, подписанным председателем ОО «Комитет по мониторингу уголовной реформы и правам человека» Светланой Ковлягиной и директором павлодарского филиала Казахстанского Международного бюро по правам человека и соблюдению законности Татьяной Шнейдер. Руководители общественных объединений, проведя анкетирование в интернате, узнали от некоторых стариков, что до осени прошлого года те получали только пятьдесят процентов пенсии, хотя по закону им полагаются все сто.

Чем не повод для журналистского расследования? Созвонившись предварительно с директором интерната Кайшой Щегловой и выложив по телефону свои «козыри», мы с коллегой отправились наутро с официальным визитом в дом престарелых.

Тут помню, тут не помню

В доме престарелых нас ждала расчудесная картина. Солнце, пробиваясь сквозь зеленую листву, озаряло внутренний дворик, над беседками разливался голос Эдиты Пьехи, певшей о замечательном соседе, умиротворенные старички стучали костяшками домино. Все, казалось, ждали нас. Как мы и полагали, беседа с пенсионерами света на тревожные слухи нисколько не пролила. Под бдительным оком не отходивших от нас ни на шаг сотрудников администрации старички рассказывали, что кормят их отлично, пенсии платили и платят в полном объеме и, вообще, жить в интернате — одно удовольствие. Ни о каком фонде, к слову, жильцы дома престарелых ничего не слышали.

Сама же директор Кайша Щеглова при вопросе об общественном объединении повела себя по меньшей мере странно. Она заявила, что о фонде не то чтобы ничего не знает, но как будто... не помнит.

- Я отвечаю за жизнь своих опекаемых и их обслуживание. Ни в каких фондах я не состояла и их не возглавляла. Поэтому меня это не касается, — сказала она.

На наши возражения, что на территории вверенного ей учреждения все-таки есть некое общественное объединение, г-жа Щеглова отрезала:

- Когда-то давно это, может, и было, не знаю. Я не имею к этому никакого отношения. В мою задачу входит организация жизни этих людей.

Так ничего мы в тот день и не добились. Вразумительного ответа на наши вопросы директор не дала, а пообщаться с постояльцами наедине не разрешила.

- Извините, мы закрытое учреждение, — ничтоже сумняшеся сказала неправду (как пояснили нам позже в Павлодарском областном управлении координации занятости и социальных программ, это заведение самое что ни на есть открытое) Кайша Турсунбаевна. — Мы не можем просто так с улицы запускать людей... Мало ли, может, вы какое-нибудь противоправное действие совершите. Поэтому я должна знать, кто вошел, кто вышел, куда пошел.

Фонд был, а половины пенсий — не было

Поломав голову над странностями директорской опеки (кто куда пошел — знает, а про общественный фонд — нет), мы подали запрос в Павлодарский областной департамент юстиции. Ответ, прямо скажем, удивил. По адресу областного дома-интерната в ноябре 2004 года действительно был зарегистрирован общественный фонд «Карттар мен мугедектер» (в переводе в казахского — «Пенсионеры и инвалиды»). Причем, судя по приложенной чиновниками копии гарантийного письма за подписью Кайши Щегловой с обещанием предоставить для работы фонда помещение, НПО по оказанию социальных услуг было создано с ее прямого благословения. Второй раз мы решили не предупреждать г-жу Щеглову о визите, вместо этого попробовали встретиться со значащимися в документах учредителями фонда спонтанно и наедине.

Не особо надеясь на успех, мы явились в интернат как рядовые посетители и, пройдя вахтовый контроль, постучались в комнату Екатерины Кожевниковой (всего в учредительных документах значатся фамилия трех постояльцев — Екатерины Кожевниковой, Анастасии Пашковой и ныне покойного Жарылгана Джалбырова). Как ни странно, Екатерина Дмитриевна не была подготовлена к нашему визиту администрацией дома престарелых, поэтому беседа получилась на удивление откровенной.

77-летняя женщина с трудом вспомнила, что несколько лет назад г-жа Щеглова разговаривала с ней о каком-то фонде, который бы позволил старикам самим распоряжаться своими пенсионными деньгами. Что значит «самим распоряжаться», бабушка не знала, но припомнила, что речь, вроде, шла о пожертвованиях и какой-то государственной помощи. Впрочем, дальше разговоров дело не пошло, и про фонд забыли. Во всяком случае, Кожевникова так считает и утверждает, что никаких заявлений о его учреждении не писала. Зато писали старики, по словам Екатерины Дмитриевны, другие заявления, в которых просили производить отчисления со своих пенсий. Не подозревая подвоха, Екатерина Дмитриевна поведала нам о том, что все годы, которые она живет в интернате (с 2000 года), у постояльцев учреждения удерживали сначала по семьдесят, а потом по пятьдесят процентов пенсии.

- Сначала у нас по семьдесят процентов забирали, а тридцать на руки давали. Потом с нас стали удерживать половину. А с конца прошлого года всем пенсию полностью выдают на руки, — простодушно рассказала Екатерина Дмитриевна. — Сейчас я получаю 31 900 с копейками.

О том, что закон всегда обязывал выплачивать пенсии полностью, бабушка и не догадывается, в корыстных намерениях администрацию интерната не подозревает.

- Так это же все по закону отчисляли, — говорит она. — И деньги шли на нас. Как накопления. А куда именно они шли, я не вникала, не знаю.

Кстати, и с директором дома у Екатерины Дмитриевны отношения, по ее словам, отличные.

- Не знаю, кому как, а для меня она, как мать, — расчувствовалась женщина.

Так хорошо, что как бы хуже не было

После визита к Кожевниковой мы еще минут сорок свободно разгуливали по этажам и общались с постояльцами. Все, с кем нам удалось поговорить, в один голос повторяли слова об удержаниях части пенсий якобы на основании каких-то законов. Называли и время, когда поборы почему-то прекратились, — осень прошлого года. Что примечательно, никому из этих людей и в голову не приходило, что их кто-то обманывает. Словно завороженные, они повторяли, что в интернате им всегда жилось хорошо, а теперь и того лучше.

Встретиться со второй учредительницей фонда Анастасией Пашковой без скандала нам не удалось. Весть о чужаках, разгуливающих по интернату, все-таки просочилась в администрацию, и в одном из коридоров нас выловила г-жа Щеглова. После бурного препирательства на тему, имеем ли мы право свободно передвигаться по казенному заведению и разговаривать с жильцами, мы силой самоотверженного нахальства все-таки настояли на встрече с Анастасией Пашковой и, более того, умудрились оставить Кайшу Турсунбаевну за дверью бабушкиной комнаты.

Как и следовало ожидать, вторая учредительница загадочного НПО повторила слова Екатерины Кожевниковой о том, что ничего про фонд не знает. В контрольно-бытовой комиссии, которая разбирает дела пьяниц и других нарушителей режима, Анастасия Пашкова да, состоит, а вот ни про какой фонд она не слышала. Когда мы попросили женщину припомнить, не подписывала ли она каких-либо писем и заявлений, старушка честно призналась:

- Я малограмотная. Ничего не помню и не знаю, что писала и кому. Знаю только, что с нас удерживали половину пенсии.

К прошлогоднему же нововведению — выдавать пенсию стопроцентно — Пашкова вообще отнеслась настороженно. Поведала о гуляющих среди жильцах сомнениях — как бы не стало хуже.

- Никто не понял, в чем дело, почему всю пенсию выдают. И как праздники — то кофе, то рубашку, одежду... Санаторий как будто.

Постояльцы говорят — директор молчит

Распрощавшись с Анастасией Сергеевной, мы угодили в объятия караулившей нас у двери Кайшой Щегловой. Директор стала решительно нас выпроваживать, так что все неудобные вопросы нам пришлось задавать ей по пути к выходу. Безуспешно. Было такое впечатление, будто мы пытаемся разговорить гранитную скалу.

- Вы в первый раз говорили, что ничего не знаете о фонде, но мы получили из департамента юстиции ответ, что фонд есть и что он был создан с Вашего разрешения.

- Ну и что?

- Ваши жильцы утверждают, что у них удерживали сначала по семьдесят, а потом по пятьдесят процентов пенсии. На каком основании? Вы что-нибудь знаете об этом?

- Было время, когда у нас был спецсчет, а по семьдесят процентов удерживалось на основании законодательной базы.

- Какой именно?

(Молчание).

- А кто контролировал расходование этих средств? На что они шли?

(Молчание).

- Вы не будете отвечать?

- Вы ищете грязь, вот и ищите сами.

- Почему грязь? Мы пытаемся расследовать поступившую к нам информацию коррупционного характера. Мы просто поддерживаем политику нашего президента.

- Я знаю, что это заказ.

- Чей?

- Вы сами знаете. У вас есть еще дела?

- Вы понимаете, что, отказываясь отвечать, заставляете нас самим делать выводы о том, что происходит в Вашем заведении?

- Вы можете думать все что вам угодно. Мне с вами не о чем говорить.


Думаем сами, решаем сами...

Так как никаких толковых пояснений г-жа Щеглова не дала, пришлось нам самостоятельно строить предположения. Вот мы и предположили, что в стенах областного дома-интерната для престарелых и инвалидов долгие годы процветало скрытое вымогательство. Формально отбор пенсий и пособий у постояльцев мог проводиться под вывеской спонсорских отчислений в общественный фонд, а может, и каким-то иным способом. Путем простых математических вычислений нетрудно представить, какие суммы собирались со стариков и инвалидов. С учетом даже минимального размера пенсии, который в прошлом году составлял около 16 тысяч тенге, ежемесячные сборы в 2008 году (отчисления прекратились только в конце года) с 250 постояльцев должны были составлять не менее 2 миллионов тенге.

Что же касается неожиданного прекращения поборов, то едва ли они вызваны гуманизмом организаторов финансовых махинаций, — скорее, страхом разоблачения и наказания. Насколько нам известно, в конце прошлого года сведения о неких делах, происходящих в стенах дома-интерната, стали доходить до руководства Павлодарского областного управления координации занятости и социальных программ, в результате чего с директором была проведена серьезная профилактическая беседа.

Впрочем, все перечисленное — лишь плоды наших домыслов и интерпретация устной информации. Провести полное расследование, сделать точные расчеты и выяснить, в чей карман шли «добровольные пожертвования» стариков, мы предложили прокуратуре. К слову сказать, это предложение поступило в Павлодарскую областную прокуратуру две недели назад. Никакого ответа оттуда до сих пор не последовало. Мы терпеливо ждем.

Чтобы развеять сомнения в объективности наших личных впечатлений, предлагаем отрывки из отчета о посещении дома-интерната павлодарскими правозащитниками, которые в составе независимой комиссии побывали там 19 мая.

«...На третьем этаже расположено лечебное отделение, где проживают пенсионеры и инвалиды, которые не могут обслуживать себя самостоятельно. Отделение разделено на женское и мужское. Жилые комнаты больше напоминают больничные палаты, в которых полностью отсутствуют необходимые для постоянного проживания вещи и предметы мебели. В комнатах светло, чисто, несмотря на наличие лежачих больных, неприятного запаха в помещениях нет. Помещения требуют ремонта.

В результате беседы с проживающими выяснилось, что больные ограничены в прогулках на свежем воздухе, прогулочный режим не установлен, и никакой информации о нем в отделении не имеется. Больные не имеют возможности выходить на прогулки не просто из-за собственных ограниченных возможностей, а в силу запрета со стороны медперсонала и администрации учреждения. Многие больные жалуются, что не были на свежем воздухе несколько месяцев.

По словам проживающих в лечебном отделении, питание однообразное, невкусное, и они вынуждены покупать продукты в буфете. Однако посмотреть ассортимент и стоимость товаров в буфете не представилось возможным, так как это помещение было закрыто, вывеска и график работы отсутствуют.

Много жалоб поступило на то, что с территории, прилегающей к центральному входу, в прошлом году убрали лавочки, беседки, навесы якобы по распоряжению кого-то из акимата. Люди вынуждены сидеть на бетонных бордюрах, что увеличивает риск падений и травматизма. Несмотря на то что на задней стороне здания есть лавочки и беседки, люди просят, чтобы их вернули на прежнее место. Также поступили жалобы, что за свой счет приходится покупать лампочки, зубную пасту, туалетную бумагу и медикаменты.

Анонимным анкетированием охвачено 50 проживающих. В основном по всем вопросам получены положительные оценки, в одном случае указано на плохое отношение персонала. На вопрос, получаете ли вы пенсию или пособие в полном объеме, некоторые жильцы пояснили, что пенсию в полном объеме получают с осени прошлого года, до этого получали 50%. Эти же сведения подтвердили другие подопечные в устной беседе. По их словам, до осени прошлого года у них удерживали 50% пенсии или пособия».

Председатель ОО «Комитет по мониторингу уголовной реформы и правам человека» Ковлягина С.Р.

Директор Павлодарского филиала Казахстанского Международного бюро по правам человека и соблюдению законности Шнейдер Т.А.

Автор: Полина ЛЕГИНА, Александр БАРАНОВ
www.respublika-kaz.info


Последние новости:



Комментарии:



Для того чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь и войдите на сайт под своим именем.

Если Вы уже регистрировались то просто войдите на сайт под своим именем.


PatriotPVL  (07.07.2009, 13:17)

Очень простая цепочка, действующая во всех ГУ социального назначения: Щеглова (или другой директор), - Калышбеков (экс.директор областного управления координации занятости и социальных программ) - Жумабекова (зам.акима области). А как тольк ...

Ratnik  (07.07.2009, 23:39)

Какая,к черту,коррупция!!!!!!Это чистый криминал-тюрьма!!!!!!Не говоря о моральной стороне вопроса.Ильф и Петров уже это увековечили!И где прокурорский надзор,или "все схвачено"?????

Ещё новости

Из-за аварии на сет...
Коммунальная авария произошла сегодня около...
Павлодарский депута...
Депутат павлодарского гормаслихата Игорь Ве...

"Алтын Отау" гостиница

Предлагает:
Охраняемая автостоя...
   Для гостей гостиничного комплекса "Ал...
Гостиница: VIP номе...
   Ап артамент ы VIP - это изысканный д...
Одноместные номера Одноместные номера
Комфорта бельный номер эконом класса со всеми удо...

Фото объявления

Куплю бумагу А4 SvetoCopy по 800 тенге за пачку.

Куплю бумагу А4 ...

Куплю бумагу А4 SvetoCopy по 800 ...
1 комнатная квартира, Торайгырова-99

1 комнатная ...

сутки, день, ночь, часы, центр, ...
АКП

АКП

Продам АКП на Mercedes-Benz E 230 - ...
Реклама на сайтеКонтактыНаши клиенты     Статистика
сейчас на сайте 226 чел.
© 2006-2017 ТОО"Электронный город"
    Дизайн Алексенко А.